Они не были знакомы десятки лет

Сколько может прожить человек | Новое Время

они не были знакомы десятки лет

И как счастливы были парни и девушки, когда на их удачу выпадало немного дождя, но и Тепликские же пролетарии не знали о существовании Карла Маркса. Они жили по своим собственным законам. не здоровались, как будто не были знакомы между собой. Эти голоса запомнились на десятки лет!. Вы хотите что-либо купить? — Нет, нет. У человека этого несложная профессия: на одном из Делает это он уже более трех десятков лет. Словоохотливый наш собеседник засмеялся: Что вы, откуда они у нас? Он обратился к нам так, словно мы были знакомы: Странно видеть на этих улицах. биологические. тесты. Миллиард. МОЭСК. ушел. Экспертизы. не. нашли одежде и обуви) до нескольких десятков лет (в засохших каплях крови). по данным собеседников ”Ъ“, оба они лишь уточнили для следствия детали вообще не были знакомы, поэтому дать на него какие-либо показания не могут.

Также впервые губернатором избран открытый гей - Джаред Полис в Колорадо. Предполагалось, что выборы могут превратится в так называемую "синюю волну", которая захлестнет США, и традиционно республиканские красные территории проголосуют за демократов синих.

Так произошло в Вирджинии, где в одном из округов победила демократ Дженнифер Векстон с года там неизменно выбирали республиканца.

Но цунами не произошло. Демократы получили большинство в палате представителей, но не в сенате. Благодаря этому у них будет возможность блокировать законодательные инициативы Трампа. Демократы смогут инициировать расследования в отношении президента, требовать от него отчета о недоплаченных за последние 40 лет налогах и даже попробовать начать процесс импичмента - хотя последнее маловероятно. Дональд Трамп, однако, бодр и не считает, что проиграл. Права на иллюстрацию realDonaldTrump realDonaldTrump "От многих людей получил так много поздравлений с Большой Победой, одержанной прошлой ночью.

Среди поздравивших были иностранные государства друзьякоторые за меня болели и надеялись заключить торговые сделки. Теперь мы все можем вернуться к работе и заниматься делами! Хуже было только на выборах после второй мировой войны. В этот раз избиратели вели себя.

В Полтаве ОТГ и предприятия ТЭК обсудили вопросы, которые "буксовали" десятки лет

Больше 31 млн проголосовали досрочно против 20 млн на президентских выборах года. С раннего утра перед участками выстроились очереди. Он ходил мимо выстроившейся в коридоре городского культурного центра вереницы голосующих в поисках мам с детьми - им разрешалось в очереди не стоять. Сотрудница демократической партии около участка в Александрии отметила, что "явка огромная" и в партии этому очень рады. На избирательном участке в Александрийском культурном центре явка уже в 9 утра, через два часа после открытия, в несколько раз превышала активность избирателей по сравнению с прошлыми промежуточными выборами.

Впрочем, людей, недовольных ожиданием, корреспонденты Би-би-си не увидели. Участок был оборудован электронными урнами - избиратели сканировали в них бюллетени. Сотрудник участка по окончанию выдавал проголосовавшим соответствующую наклейку с надписью "I voted".

Через несколько часов после открытия выяснилось, что многие получили наклейки старого образца, и начальник участка немедленно их заменил. Он особо обратил внимание корреспондентов Би-би-си на то, что на старых стикерах не было герба Александрии.

Стикеры выдавали и детям - с надписью "будущий избиратель". Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Проголосовавшие получили наклейку I voted Я проголосовал Сувениры голосующим и порядок голосования вполне напоминают российские выборы. Разница в том, что на американских участках продуктовых ярмарок не устраивают. Музыку в помещении для голосования в США тоже включать не принято.

Битва за Кавано, или Как в США отстояли правовое государство – Остап Кармоди – Блог – Сноб

Зато агитировать разрешается даже у входа на участок, поэтому тротуары возле них уставлены небольшими плакатами с именами кандидатов. Необычно выглядят и образцы бюллетеней - реальные имена кандидатов в нем заменены на имена знаменитостей. На участке в Вирджинии в демонстрационном бюллетене предлагалось выбирать между кандидатами в сенаторы Коко Шанель и Луи Армстронгом.

Наличие француженки в бюллетене, пусть и демонстрационном, избирателей не смущало. Image caption На некоторых избирательных участках с утра выстроились длинные очереди, и были случаи, когда людям пришлось уйти не проголосовав, чтобы успеть на работу "Я всегда голосую.

Это то, что нужно нужно делать. Я голосовала тех пор, как получила это право", - так жительница Александрии Уэстон Джеймсон объясняла Би-би-си, что заставило ее выйти на улицу в ливень и дойти до пункта голосования. Против него не голосовал ни один демократ. В Энтони Кеннеди получил всего на один голос меньше. В номинированная Клинтоном Рут Гинзбург получила 96 голосов, и только три республиканца голосовали.

Но эти времена давно ушли в прошлое. С начала го века голосование становилось все более партийным. Если кандидата в Верховный суд номинировал президент-республиканец, демократы голосовали.

Если кандидата номинировал президент-демократ, против голосовали республиканцы. Вот и теперь демократы, еще до объявления конкретного кандидата, заявили, что сделают всё, чтобы не допустить назначения.

Всего через день лидер демократического меньшинства в сенате Чак Шумер объявил, что будет бороться против утверждения Кавано всеми доступными способами. Кавано — совсем не Вайнштейн.

они не были знакомы десятки лет

Его репутация всегда считалась кристально чистой 6 ноября состоялись довыборы в Сенат в результате которых, как казалось по всем опросам ещё месяц назад теперь опросы показывают другоереспубликанцы должны были потерять большинство. Демократам нужно было как-то дотянуть с голосованием по Кавано до середины ноября, а там уже новый состав Сената, где демократы были бы в большинстве, спокойно прокатил бы его кандидатуру.

Республиканцы всё это прекрасно понимали и поэтому старались утвердить Кавано как можно раньше, до выборов. Шла нормальная политическая борьба — демократы требовали все новых документов, касающихся Кавано, и все больше времени на их рассмотрение, республиканцы, пользуясь тем, что они в большинстве, им в этих требованиях отказывали.

Наконец, го сентября, после двух месяцев рассмотрения кандидатуры, руководство республиканцев решило, что приличия соблюдены, и назначило голосование на е. Уже на следующий день, го сентября, в прессе появилось заявление анонимной женщины, утверждавшей, что более 35 лет назад Кавано, будучи ещё старшеклассником, пытался её изнасиловать на вечеринке. Его репутация всегда считалась кристально чистой.

За десятилетия работы за ним не числилось никаких сомнительных историй. Десятки женщин, работавших или учившихся вместе с ним, выпустили совместное заявление, где утверждалось, что они всегда знали его исключительно с хорошей стороны, как безупречного джентльмена. Сам Кавано решительно отверг анонимные обвинения, заявив, что ни в чем подобном никогда не участвовал.

Республиканцы в Сенате заявили, что не станут давать анонимным заявлениям ход. Через несколько дней анонимная обвинительница обрела имя — ей оказалась Кристин Блейзи Форд. Стали известны и имена трех из тех четверых человек, которые, по словам Форд, были свидетелями того, как Кавано пытался ее изнасиловать. Среди них было два школьных друга Кавано и школьная подруга Форд. Ко всем троим тут же бросились журналисты. Но их ждало разочарование. Все трое заявили, что ничего подобного не помнят и на описываемой Форд вечеринке не.

Подруга Форд к тому же заявила, что вообще не знакома с Кавано. Примерно тогда же выяснилось, что демократы, по крайней мере некоторые из них, знали об обвинениях Форд в адрес Кавано еще с июля, но сидели на них почти что два месяца, ни разу не упомянув об этих обвинениях ни на слушаниях по кандидатуре Кавано, ни при личных интервью, которые они с ним проводили.

Угадать причину такого промедления республиканцам было несложно — если бы обвинения прозвучали ещё в июле, их можно было бы проверить до сентября, даже если бы проверка была очень долгой. Теперь же у демократов появилась надежда, что даже если обвинения не подтвердятся, назначение Кавано все равно удастся сорвать, затянув их проверку до выборов. Однако обвинения уже не были анонимными, и игнорировать их было. Назначение пришлось отложить — но республиканцы не хотели откладывать его надолго.

Руководство Сената пригласило Форд и Кавано дать показания на сенатских слушаниях 24 сентября. Реакция Форд подтвердила худшие подозрения республиканцев: Республиканцы ответили, что ФБР уже проверяло прошлое Кавано несколько раз, и поставили Форд ультиматум — если она до 21 сентября не согласится дать Сенату свои показания в указанный Сенатом срок, утверждение Кавано пойдет своим чередом.

Форд сказала, что она готова дать показания, но с определенными условиями и позже. Республиканцы ответили, что условий Сенату никто ставить не. В общем, завязался диалог. Через несколько дней, в результате переговоров между республиканцами и адвокатами Форд кандидатуры которых, как выяснилось позже, ей посоветовали сенаторы-демократы дата слушаний была немного отодвинута: Форд согласилась дать показания Сенату 27 сентября.

Кавано выступил перед сенаторами в тот же день, сразу после неё. И Форд и Кавано, находясь под присягой, твердо и эмоционально, временами с трудом сдерживая слёзы, показали прямо противоположные вещи.

Форд показала, что Кавано пытался её изнасиловать. Кавано — что ничего подобного не. Но если в показаниях Кавано никакой лжи обнаружить не удалось хотя на вопросы о том, выпивал ли он в старших классах, он отвечал весьма неохотно и пытался их избегать, но в конце концов всё же признался, что да, выпивал, и иногда слишком многото Форд несколько раз поймали если не на прямой лжи, то на серьезном искажении фактов.

они не были знакомы десятки лет

Вот эти случаи по порядку: Форд заявила, что первое время не соглашалась давать показания Сенату, потому что для этого ей нужно было лететь из Калифорнии, где она живет и работает, в Вашингтон, а она очень боится летать.

Но в ходе слушаний выяснилось, что Форд регулярно и даже, можно сказать, что часто, летает в отпуск, по работе и по семейным делам, причем иногда даже так далеко, как на Гавайи. Конечно, можно бояться летать, но летать всё равно, но если страх полётов не мешал ей выбирать для отпуска места в нескольких часах лёта, он наверняка не мог и помешать ей слетать на такое важное мероприятие, как слушания в Сенате.

Форд заявила, что в была вынуждена обратиться к психотерапевту для семейной консультации, потому что её муж не понимал, почему она настаивает на том, чтобы при перепланировании их дома был сделан второй вход. Второй вход точнее, выходпо показаниям Форд, понадобился ей потому, что после нападения Кавано за 30 лет до этого она страдала клаустрофобией и боялась находиться в помещениях, откуда трудно сбежать. Однако журналисты выяснили, что второй вход в доме Фордов был сделан вза 4 года до обращения к психотерапевту, и использовался для того, чтобы люди, которые снимали у Фордов часть дома, имели собственный вход и выход — стандартная практика в американских домах, где часть дома сдаётся внаём.

Кроме того, как выяснили журналисты, Форды владеют дачей, в которой нет второго входа и при недавней перепланировке этой дачи второй вход в неё они делать не стали. Когда Форд описывала нападение, она показала, что Кавано и его друг закрыли её в комнате и включили громкую музыку, чтобы никто не слышал её криков о помощи.

Потом она рассказала, как слышала, как болтают друг с другом оставшиеся внизу, на первом этаже, члены компании.

Выборы в США: "синяя волна" демократов не превратилась в цунами. Но изрядно потрепала Трампа

На вопрос о том, как она могла слышать болтовню внизу, если музыка была такой громкой, что никто не мог слышать её криков, Форд была вынуждена признаться, что никакой болтовни не слышала, а просто думает, что люди внизу болтали, потому что чем ещё им было заниматься. Это мелочь, но эта мелочь показывает, что по крайней мере часть мелких подробностей её истории, которые и делают эту историю такой убедительной для слушателей, была ей просто выдумана. Существует и пункт 4, но его нельзя однозначно называть ложью — тут мы имеем заявление Форд против заявлений другого человека, и не можем однозначно сказать, кто из них врёт, а кто говорит правду.

Перед слушаниями в Сенате Форд прошла проверку на детекторе лжи. На слушаниях она под присягой отрицательно ответила на вопрос, получала ли она инструкции о том, как лучше давать показания на детекторе лжи или давала ли она сама, как психолог по образованию, такие инструкции другим при знании некоторых особенностей работы детектора его довольно несложно обмануть, поэтому он никогда не используется в суде.

Через несколько дней бывший бойфренд Форд рассказал журналистам, что был свидетелем того, как Форд готовила свою подругу к прохождению теста на детекторе лжи при приёме на работу в федеральное ведомство.

они не были знакомы десятки лет

Это прямо противоречит показаниям Форд. Кроме того на слушаниях Форд призналась, что проходила проверку на детекторе в тот же день, когда она была на похоронах своей бабушки или, возможно, на следующий день. Это свидетельствует в лучшем случае о вопиющем непрофессионализме её адвокатов, готовивших эту проверку, а в худшем — о намеренной попытке обмануть детектор, потому что когда человек находится в сильно неуравновешенном душевном состоянии, показания детектора наиболее ненадежны.

Большинство из этих заявлений были полной и очевидной чушью и сразу выбрасывались в корзину, хотя некоторые из них в результате пробились в прессу. Первое из них было от Деборы Рамирезкоторая утверждала, что в году на вечеринке в студенческом общежитии Кавано снял перед ней трусы и размахивал членом у неё перед лицом.

Рамирез призналась, что она в этот вечер была пьяна и сначала не помнила точно ни деталей эпизода, ни того, был ли это Кавано или другой студент, но, после недели раздумий, посоветовавшись с адвокатом, вспомнила, что это был именно Кавано. Сначала Рамирез пришла с этой историей в NYT. Газета обзвонила однокурсников Кавано и Рамирез, но никто не подтвердил подобного эпизода. Тогда, несмотря на отсутствие каких-либо подтверждений этой истории, её напечатал New Yorker. При последующих расследованиях, проведенных прессой, Сенатом и ФБР, ни одного человека, который подтвердил бы эту историю, тоже не нашлось.

Второе обвинение выдвинула Джулия Светник. Она заявила, что в начале х, будучи студенткой, присутствовала на нескольких вечеринках старшеклассников, где Кавано и его приятели спаивали девушек или накачивали их наркотиками, а потом устраивали групповые изнасилования бессознательных жертв. Таких вечеринок по её словам она посетила не меньше десяти. В конце концов, при участии Кавано, изнасиловали и её. Кавано, в дополнение ко всему, по словам Светник помогал приводить девушек в бессознательное состояние.

Тут у многих сразу возникли вопросы о том, зачем студентка ходила на вечеринки школьников и, главное, зачем она продолжала на них ходить, если знала, что на них насилуют девушек. Более того, Светник в интервью телеканалу NBC пояснила, что про изнасилования она поняла по тому, что юноши на этих вечеринках толпились в коридорах около закрытых дверей за которыми наверняка были девушки, которых кто-то насиловал, а юноши у дверей ждали своей очереди это сделать — как же иначеа то, что Кавано помогал приводить девушек в бессознательное состояние она заключила из того, что видела его рядом с миской, из которой разливали пунш.

Но главная проблема была даже не в этом, а в том, что у изнасилований, о которых рассказала Светник, должно было быть как минимум десять жертв и не менее нескольких десятков свидетелей. Тем не менее ни прессе, ни сотрудникам Сената, ни ФБР, снова не удалось найти ни единого человека, который подтвердил бы эти истории. Итак, при том, что всего лишь за пару недель против Кавано, у которого до этого была абсолютно безупречная репутация, было выдвинуто не менее а скорее более десятка обвинений в сексуальных нападениях, ни у одного из этих обвинений не нашлось ни единого свидетеля — хотя по утверждениям обвинительниц при каждом из этих эпизодов присутствовало несколько человек.

Свидетелей не смогли найти не только работники Сената или ФБР, которых можно подозревать в том, что они и не хотели их находить, но и настроенная по отношению к Кавано крайне негативно левая пресса. Все опрошенные газетами, журналами и телепрограммами однокашники Кавано и обвинительниц заявили, что они не видели или по крайней мере не могут вспомнить ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего описанные эпизоды.

Пресса действительно нашла нескольких свидетелей, которые видели Кавано сильно пьяным в старших классах школы и на первых курсах университета и готовы были это подтвердить Поскольку свидетелей преступлений Кавано не нашлось, левая пресса принялась искать других свидетелей: Идея была в том, что поскольку Кавано настолько горячо и искренне отрицал то, что он пытался кого-то изнасиловать, обвинить его в прямой лжи было трудно. Но можно было обвинить его в том, что он напивался в эти дни од такой степени, что просто не помнил то, как он в пьяном виде пытался насиловать девушек.

они не были знакомы десятки лет

Пресса действительно нашла нескольких свидетелей, которые видели Кавано сильно пьяным в старших классах школы и на первых курсах университета и готовы были это подтвердить — и сразу же обвинила Кавано во вранье.

Но и обвинение во лжи было ложным: Кавано сам признавался в том, что он, бывало, выпивал слишком. Можно было бы поймать Кавано на лжи, если бы кто-то был свидетелем того, что он страдал выпадениями памяти — такие выпадения памяти Кавано категорически отрицал.

Но людей, которые лично были свидетелями того, что Кавано напивался до потери памяти, тоже не нашлось. К тому же у версия с изнасилованиями в беспамятстве была одна неразрешимая проблема — если выпадениями памяти по поводу своих изнасилований страдал сам Кавано, то такими же выпадениями памяти, причем одновременно с Кавано, должны были страдать ещё несколько десятков человек: Поверить, что потеря памяти поразила всех этих людей одновременно, было совершенно невозможно.

Но левых это не остановило. У них нашлось ещё две причины, по которым Кавано непременно должен уйти. Ни одна из двух не имела отношения к его юридической деятельности. Первую из них мы уже разбирали: Это утверждение, как я уже писал выше, просто откровенная неправда — на слушаниях Кавано прямо сказал, что иногда выпивал слишком. Вторая причина более интересная: То есть по отношению к Кавано не действует презумпция невиновности. Не обвинительницы должны доказывать вину Кавано, а сам он должен предоставить свидетельства собственной невиновности.

И если он не сможет найти железные свидетельства того, что он никого не насиловал, значит он не достоин высокой должности. Потому что судья Верховного суда, как жена Цезаря, должен быть вне всяких подозрений.

Не назначать на важные должности тех, в чьем отношении есть хоть какие-то подозрения, звучит очень красиво. Но если начать проводить этот принцип в жизнь, то эти должности навсегда останутся пустующими На первый взгляд может показаться, что в этом утверждении есть смысл.

Действительно, избирают ведь не кого-то, а судью Верховного суда, одного из самых влиятельных людей страны, да к тому же и пожизненно.

  • Битва за Кавано, или Как в США отстояли правовое государство

Как можно назначать на эту должность человека, которого обвиняют в сексуальном преступлении? Но если посмотреть на этот аргумент чуть пристальней, он начинает рассыпаться на части. Даже если мы считаем, что презумпция невиновности к этим случаям не подходит, какие-то доказательства у обвинений быть всё-таки должны Не назначать на важные должности кого-то, в чьем отношении есть хоть какие-то подозрения то есть выдвинуты хоть какие-то обвиненияконечно, звучит очень красиво. Но если действительно начать проводить этот принцип в жизнь, то эти должности навсегда останутся пустующими.

Как только станет ясно, что чтобы не допустить назначения человека на должность, достаточно просто выдвинуть против него обвинение, эти обвинения начнут появляться как грибы после дождя. Потому что кандидатов, которые бы устраивали абсолютно всех, к сожалению не существует. А если кандидат тебе активно не нравится и ты считаешь его опасным для себя и всего хорошего в этом мире, то просто грех не воспользоваться таким простым и безотказным способом, чтобы избавить мир от этой опасности.

Так что, даже если мы считаем, что презумпция невиновности к этим случаям не подходит, какие-то доказательства у обвинений быть всё-таки должны. Мы можем согласиться с тем, что назначение судьи Верховного суда — не суд, а интервью при приёме на работу. Но представьте себе, что вы принимаете на работу прекрасного специалиста с безупречной репутацией, и вдруг кто-то абсолютно неизвестный, у кого явно есть идейная мотивация сорвать это назначение и он сам откровенно в этом сознаётся, как это было в случае Фордвыдвигает против этого специалиста абсолютно ничем не подкрепленные обвинения в действиях, якобы совершенных 35 лет.

Более того, все возможные свидетели, которых вы на всякий случай опрашиваете, опровергают эти обвинения. Станет ли они препятствием для приема на работу специалиста, который вашей фирме действительно нужен?

Ещё одной популярным у левых идеей было то, что это не жертвы, то есть женщины обвинившие Кавано, должны доказывать виновность насильника, а, наоборот, насильник должен доказывать свою невиновность. Даже если не обращать внимание на то, что это циклический аргумент пока у нас нет никаких доказательств, мы не можем утверждать, что женщины являются жертвами, а Кавано насильником — вполне вероятно, что дело обстоит ровно наоборот, и именно Кавано является жертвой клеветытут есть одна чисто практическая трудность.

Дело в том, что доказать несуществование невозможно. Мы не можем строго и окончательно доказать, что каких-то явлений или вещей — например, единорогов — не существует.

То, что никто их не видел — недостаточный аргумент, который всегда можно парировать тем, что они просто отлично прячутся, но рано или поздно мы их увидим, нужно просто немного подождать. То же и с событиями. Единственным способом доказать, что событие X не произошло, является предъявление доказательств того, что вместо события Х в точно же самое время и в том же самом месте или с теми же самыми людьми произошло какое-то другое событие.

Но именно возможности предоставить своё алиби Кавано и не дали. Ни одна из обвинительниц не смогла или не захотела назвать ни точную дату и время, ни точное место произошедшего. Если бы дата, время и место были названы, Кавано мог бы предоставить свидетельства того, что он в это время был в другом месте и с другими людьми.

Но при настолько абстрактных обвинениях, когда даже годы случившегося часто назывались приблизительно, этой возможности у него не. Кавано в качества свидетельства своей невиновности предоставил дневник, который он вёл в те годы и куда он педантично вносил свои ежедневные дела и встречи. Ни одной вечеринки, совпадающей по описаниям с той, которую описывала Форд, в этом дневнике не. Но это, как правильно заметили многие левые, ещё ничего не доказывало — Кавано мог просто не занести в дневник информацию, которая его изобличала.