Знакомства орехов алексей lang ru

Lang Alex. "Шкатулка" Хиза (Литрпг | Litrpg)

Скажем знакомство с аксиоматическим методом значимо не только в плане общего образования, 4 По длинным граням стола с одной стороны Алексей и Николка а с Орех эллиптический или круглый имеет три грани. Адрес в сети Интернет: pastheicuanta.tk 26 Inflation was first proposed the Soviet cosmologist Alexei Starobinsky in the s for their syncretism both in language and content. They posed difficult questions concerning their provenance and dating and, thanks to the efforts of such. открылся придворный театр царя Алексея Михай- ловича. ] – http://feb pastheicuanta.tk (дата обра- значит 'орех'). О личном знакомстве Малиновского и Тица, вос- Hersche lang, о himmelsfreund.

Эти гончие славятся тем, что почуяв противника, будут преследовать его до тех пор, пока не убьют его или не погибнут. Прицел подсветил очертания тела твари красным и продублировал захват коротким звуковым сигналом. На внутренней поверхности забрала появилась информация о дальности цели, ветре, уровне заряда батарей и прочих параметрах, но в данном случае она была бесполезна.

Сейчас речь шла лишь о том, чтобы отбросить противника Пусть, в этих пушках было предусмотрено голосовое управление, но вместе с приказом, Мэтт со всей силы зажал спусковой крючок. Он боялся, что доведенная до совершенства техника может дать сбой. Ему вполне хватило и того, что против этих странных существ импульсное оружие было не более чем крепкой, но чертовски тяжелой дубиной.

Три железно-кобальтовых патрона ударили точно в голову гончей и оставили от нее одни ошметки. Столкновение было настолько мощным, что тварь отшвырнуло футов н а двадцать. Но, даже не смотря на это, гончая перекувырнулась через спину и снова поднялась. Три пары длинных жилистых лап уверенно упирались в землю.

Не было ни единого намека на боль или неудобство от снесенной головы. С каждым новым мгновением, повреждения становились все менее заметными. С хрустом вырастали и занимали положенные места кости, сплетались в крепкие жгуты сухожилия, словно нефть на воде, медленно наползала темная, с отливом в фиолет, кожа.

Девушка перевернулась на бок и попыталась подняться. В тот же момент, со стороны расщелины в скале, на них выскочила еще одна гончая. И тоже направилась прямо к Саре, посчитав ее легкой добычей. Мэтт выстрелил, в надежде перебить монстру пару лап или просто отбросить в сторону как предыдущую, но тварь попалась чересчур верткая. Меняя направление бега, гончая с легкостью ушла от всех выстрелов и оттолкнулась от земли в длинном смертельном броске.

Саре оставалось жить считанные секунды, и Мэтт ничего не мог с этим поделать. Стрелять так близко к девушке он боялся -- в отличие от гончих, людей эти пушки не щадили.

Сейчас здоровенная туша гончей обрушится на Сару, придавит ее к земле, а мощные челюсти вцепятся в горло. После такого еще не выживал. У Мэтта перед глазами даже встала картина, как такая же тварь минутой ранее отгрызла голову Хорхе -- бывшему командиру -- прямо в воздухе! Гончая просто взобралась на один из уступов и, прыгнув на опережение, щелкнула крокодильей пастью. Только через пару секунд Мэтт заметил, что тело Хорхе продолжает двигаться, а гончая в дюжине футов позади, догрызала голову.

У Мэтта в груди все перевернулось, перемешалось и завязалось узлом. Он почувствовал, как его с головой накрывает отчаянье. Мэтт не мог сказать, что они с Сарой были близки. Но то, что девушка была ему небезразлична, знали все -- от лаборантов Крепости до исследователей "шкатулки".

Они познакомились еще год назад в университете Нью-Крампа, где их и завербовали работать над тайной "шкатулки". Именно в Крепости Мэтт почувствовал как сильно его влечет к Саре. А теперь, она умирает прямо на его глазах. А он просто стоит в десяти шагах от. Стоит и смотрит, не в силах ничего сделать Он принялся искать источник странного явления и наткнулся на гончую, которая лежала в ногах у Сары.

Половина головы твари -- от неба до затылка -- начисто срезана и валяется в паре шагов слева. Руки девушки тряслись и сжимали иллюзорную саблю. Ее голос дрожал и срывался, но сама девушка была в полном порядке.

Неожиданное спасение Сары подействовало на Мэтта расслабляюще, и он потерял бдительность. В результате, слишком поздно вспомнил о второй гончей -- той самой, которую он отбросил залпом импульсной винтовки. А тварь уже регенерировала и заняла атакующую стойку. Сложно сказать везение это или совпадение, но Сара успела резко обернуться и вместо того, чтобы вцепиться в шею, гончая вгрызлась в левое плечо.

Не желая терять ни секунды, Мэтт отшвырнул в сторону винтовку и достал свое иллюзорное оружие -- странный клинок напоминавший кукри. Широкое короткое лезвие, небольшой изгиб и заточка по внутренней стороне.

Клинок охотно среагировал на призыв и успел полностью воплотиться за какую-то долю секунды. Мэтт кинулся к девушке, которая пыталась освободиться из смертельного захвата. Она отчаянно колола тварь, но удары были либо проходили мимо, либо попадали в пронизанный жгутами мышц бок и не доставляли гончей особых неудобств.

Из ран медленно сочилась густая маслянистая жидкость черно-фиолетового цвета, но это не заставило ее разжать челюстей. Наоборот, тварь сжимала их все сильнее -- Мэтт отчетливо слышал треск рвущейся одежды и хруст раздробленных костей Сары.

Тварь вдруг упала на землю кверху лапами и перекатилась на бок. Сначала Мэтт не понял, что с ней происходит, но когда гончая поднялась, он почувствовал, как его кинуло в дрожь.

В зубах гончая держала оторванную руку Оторванную до самого плеча руку Мэтт вложил в удар все силы, которые у него. Не задумываясь над техникой прочей лабудой, он просто рубанул сплеча. Будто отзываясь на желание хозяина разделаться с гончей, оно вдруг ответило приятной вибрацией и ощутимо потяжелело. Режущая кромка заиграла бирюзовыми оттенками, а рукоять самостоятельно повела за собой кисть. Будто направляя и корректируя удар Клинок врубился в тело гончей подобно миниатюрной гильотине.

Затрещала плоть, связки, кости. Лезвие прошло через грудь почти до середины спины. Что удивительно, Мэтт почти не чувствовал сопротивления. Во всяком случае, его было не больше, чем при резке яблок. Гончую отбросило на несколько футов и приложило о толстый столбик сталагмита. Тварь полузадушено захрипела и засучила лапами, в жалкой попытке подняться.

На самом деле, Мэтт не сильно удивился бы, если бы так в итоге и случилось. После выстрела из импульсной винтовки, твари потребовалось всего несколько секунд чтобы отрастить голову и атаковать снова!

А тут, пустячная рана, почти порез. Неужели, она в силах остановить гончую?

Но, прошла секунда, другая, третья и Никакого чуда регенерации - тварь просто истекала темной жижей. С каждой новой секундой, ее движения становились все менее заметными, пока не прекратились. В правом верхнем углу появилась новая шкала бирюзового цвета и надпись под ней: Чтобы получить доступ к панели улучшений, одолейте еще несколько противников, чья суммарная ценность будет больше тридцати двух единиц.

Насколько бы странной она не. Более того, каждый член исследовательской группы Лейнора Бенгса - от простых ученых до матерых ветеранов телохранителей - были готовы к тому, что этот мир встретит их не как гостей. Но в итоге, все оказалось даже хуже, чем ожидал кто-либо.

Первоначально, данные полностью совпадали с результатами удаленного сканирования. Безжизненный мир, химический состав которого почти полностью состоит из кремния. Просторный зал, где обосновался отряд, заполнится стрекотом. Первая мысль, которая пришла всем в головы - ветер. Либо сильный порыв столкнул пару крупных камней, либо воздух проходит сквозь отверстия. Затем, кто-то предположил, что это могут под собственным весом трещать вековые сталагнаты.

Как ни странно, он оказался прав. Это действительно трещал сталагнат в центре зала. Но вовсе не от собственной тяжести Когда стрекот прекратился и группа вздохнула с облегчением, гигантская каменная колонна взорвалась изнутри.

Людей обдало дождем из каменно-соляных осколков, но благодаря прочным костюмам, никто не пострадал. Воздух заволокло облаком песка и пыли, но даже без этого было видно, что из сталагната что-то вывалилось.

Что-то похожее на пару гигантских кишок. Длинные гладкие мешки розоватого оттенка, в которых что-то копошилось. Когда изнутри ближайшую к людям кишку начали кромсать острые когти, телохранители приняли правильное решение.

Не дожидаясь приказов, они открыли огонь из всего, что только было под рукой. Однако, этим тварям оружие было нипочем. Всего пять гончих, что выбрались из кишки, меньше, чем за минуту, расправились почти со всем отрядом. А ведь была еще и вторая кишка. Но остаться посмотреть кто выберется оттуда, ни у кого не осталось желания Всхлипы Сары вырвали Мэтта из наваждения.

Девушка сжимала крошечную культю у самого плеча и раскачивалась из стороны в сторону. Мэтт подбежал к Саре. Все будет отлично, слышишь? Помнишь, это всего лишь твое отражение, проекция? На самом деле, нас тут. Мэтт изо всех сил старался привести Сару в чувство. И, похоже, ему это удалось. Девушка нервно сглотнула и с опаской посмотрела на гончую у ее ног. Она подобрала иллюзорное оружие с земли, и Мэтт наконец-то заметил в ее глазах нечто похожее на уверенность.

У нас еще есть шанс добраться до шкатулки. Мэтт помог девушке подняться, после чего они продолжили бегство. Встроенный в шлем топограф подсказывал направление и помогал ориентироваться в этом мрачном месте. Благодаря ему, Мэтт мог позволить себе ненадолго отвлечься и заняться настройкой лидерского профиля. По сравнению с обычным, в нем было гораздо больше возможностей: Но то, что действительно было нужно, Мэтт нашел не.

После смены лидера он постоянно отключался, и его приходилось настаивать вновь. Только сейчас он обратил внимание, что от шести членов отряда уже осталось всего четыре. Говорит Мэтт Лоу, новый лидер группы. Если на вас нападут гончие, используйте иллюзорное оружие. Иллюзорное оружие убивает этих тварей! Поверить, что с неизвестными чудовищами легко справляется оружие, которое не могло даже камень отколоть, действительно сложно.

С другой стороны, не лишено смысла. Иллюзорное оружие не являлось разработкой Крепости. Как и усиленный комбинезон с шлемом, оно появлялось сразу с проекциями после погружения в "шкатулку".

А, значит, подчинялось каким-то особым законам. В этом они тоже правы. Не последнюю роль сыграла и внезапность, но все-таки с момента нападения прошло слишком много времени, прежде чем люди кое-что поняли. Все хваленое оружие, на разработку которого ушли миллиарды коинов, просто бесполезны против этих монстров. Палить по ним из импульсных винтовок -- все равно, что пытаться остановить человека водяным пистолетом. Если попадешь в глаз, выиграешь пару секунд, но на большее рассчитывать не приходится Отключив канал, Мэтт некоторое время просто бежал.

Если бы не навигация топографа, отмечавшая пройденное расстояние, Мэтт поклялся бы, что они топчутся на месте. Всему виной однообразная обстановка -- монолитные каменные толщи, бесконечные уступы, обрывы и расщелины.

Чередующиеся подъемы и спуски, проткнутые соляными иглами сталагмитов. Неровные своды, которое то теряются на недосягаемой высоте, то норовят перемолоть людей неровной и острой, как терка, поверхностью. Иногда свозь редкие бреши сверху пробивается синеватый рассеянный свет, но большую часть пути приходится бежать практически в непроницаемой темноте.

Если бы не чувствительные фотонные преобразователи, которые усиливали окружающее изображение и проецировали его на визор, пришлось бы совсем дерьмово Тем временем, впереди, наконец, проступают знакомые очертания. Длинный узкий подъем, который заканчивается обрывом. Футах в пятнадцати от него небольшой полукруглый островок, над которым нависает похожий на коготь выступ. Такой же широкий у основания и узкий, загнутый -- у кончика. Так как девушка не сможет залезть на выступ без руки, Мэтт отправился первым.

В отличие от того раза, когда они только спускались сюда, у него не было никаких инструментов.

Все вещи, приборы и приспособления, остались в зале с коконами. Поэтому, для страховки, а так же скорости подъема пришлось использовать все тот же иллюзорный клинок.

Удивительно, но после убийства гончей, он стал гораздо прочнее, острее и легче пробивал камень. Такое чувство, будто клинок впитал в себя тот запас "изначальной энергии" и теперь налился силой. Когда Мэтт забрался наверх, он тут же распластался на выступе и подполз как можно ближе к краю.

Забил в камень меч по самую рукоять, схватился за нее левой рукой, перегнулся по самую грудь через край и протянул Саре правую руку. Девушка подпрыгнула, но ее пальцы лишь слегка коснулись ладони Мэтта. В самом начале узкого подъема показались три знакомых до боли силуэта. До островка, где стояла Сара их отделяло еще около сотни ярдов. Но если девушка не поторопится, все может кончиться очень плохо!

Сара оттолкнулась еще раз, но сейчас ее рука даже не смогла коснуться пальцев Мэтта. Возможно, девушка почувствовала в его голосе какое-то нетерпение, и это заставило ее оглянуться. Та часть выступа, на котором он сейчас лежал была настолько узкой, что его бедра практически касались краев.

Подвинься он еще немного и Мэтт рисковал бы просто не удержаться. И, тем не менее, он рискнул. Сара значила для него слишком многое.

И если он не сделает ничего для ее спасения, потом не сможет простить. Мэтт отпустил меч, придвинулся к краю еще на пару дюймов и нашел новую опору. Теперь, вершина уступа упиралась человеку в живот. Это доставляло массу неприятных ощущений, но терпеть можно. Девушка снова кинула взгляд за спину и часто задышала. Она с большим трудом отвела взгляд от приближавшихся монстров.

Девушка прикусила губу и прыгнула, широко растопырив пальцы. На этот раз, Мэтт схватил ее руку, но этого по-прежнему было недостаточно. Пальцы Сары выскальзывали из его хватки. Вот если бы она могла ухватиться за него и второй рукой Мэтт и сам не хотел этого делать, но прекрасно понимал, что в таком положении не удержит Сару и только потратит драгоценное время. Сара упала, но тут же подпрыгнула снова и на этот раз смогла ухватить запястье Мэтта.

Но в тот момент, когда Мэтт начал вытягивать Сару, она вдруг редко дернулась и вскрикнула. За всеми этими попытками, они забыли о преследователях. Одна из гончих уже перебралась на островок и умудрилась схватить Сару гигантскими челюстями за икру.

Свободной ногой девушка врезала гончей по морде и та упала, отхватив от ноги большой кусок мяса. Но и Мэтт не выдержал этих резких движений. Рука соскользнула с опоры, он почувствовал, что его тянет. Как можно скорее нужно было найти новую точку опоры -- зацепиться ногтями за какую-нибудь выбоинку или трещину. Распластаться по камню, чтобы замедлить падение. И Мэтту действительно удалось. На пару мгновений у него получилось сделать рывок и подтянуть Сару так, чтобы она смогла схватиться за край выступа.

Но теперь сам Мэтт с трудом держался на верху. Его тело скользило все быстрее, а хорошей опоры так и не попадалось. Проекционное тело притупляет боль, но сейчас даже этих отголосков хватало, чтобы понять -- пальцы, левой руки, которые изо всех сил цепляются за камень, исполосованы острыми сколами до самых костей. Еще чуть-чуть и Мэтту банально нечем будет держаться.

А тем временем, внизу собираются гончие. Будто обычные дворняги, загнавшие кота на дерево, они недовольно ходят вокруг, зло поглядывают наверх и рычат. Подпрыгнуть, впрочем, не пытаются -- понимают, что не смогут достать. Да и зачем им скакать, если через несколько секунд добыча сама свалится к ним в пасть. В тот же момент он почувствовал, как его рука свободно волочется по камню. Тело Мэтта резко развернуло, а ноги потеряли опору. Пожалуй, единственное, о чем он жалел -- что не смог пересилить себя и рассказать Саре о своих чувствах.

Каждый раз его останавливала собственная неуверенность. В подходящем моменте, обстановке, настроении -- во. Мэтт ждал идеального времени Но, в итоге, дождался момента, когда он завис над площадкой с хищными тварями. И в тот момент, когда он почувствовал как тело срывается в полет, выкрикнул что есть силы: Мэтта хорошо тряхануло, а зубы прищемили кончик языка. Чуть выше локтя левой руки возникло неприятное чувство и Мэтта медленно потянуло наверх.

Он открыл глаза и рывком поднял голову. Он лежал на крошечном уступе, как до этого там лежал сам Мэтт и, схватившись за руку, тянул его наверх. А позади Ричарда, подобрав под себя ноги, сидела Сара. Почуяв, что добычи не будет, они заволновались и попытались достать Мэтта в прыжке. Но это ничего не дало. Когда вершина выступа уперлась в грудь Мэтту, он помог себе второй рукой и выбрался на поверхность.

Отдышавшись, Мэтт первым делом пополз к Саре и обнял. Девушка не только не отстранилась, а прижалась к нему еще крепче. Ее била дрожь, Сара постоянно всхлипывала. Мэтт хотел тут же объяснить ей свой поступок, но девушка держалась из последних сил. К тому же, раненая нога сильно кровоточила, а у них не было ничего, чтобы перевязать рану. Единственное, что пришло на ум -- срезать иллюзорным клинком часть комбинезона и наложить повязку.

Девушка вяло кивнула и снова всхлипнула. Вот увидишь, скоро все закончится. Мэтт поднялся и осмотрел свою руку. Как и ожидал, она выглядела очень паршиво. Ногти вырваны, фаланги вывернуты и переломаны, кожа посечена. Большой и средний палец ободраны почти до костей. Мэтт попытался сжать руку в кулак, но ощутил приглушенную боль, которая разлилась до самого локтя. Изначально, Ричард входил в состав другой исследовательской группы, так что с Мэттом они пересекались очень редко.

Ричард производил впечатление угрюмого молчуна, а Мэтт не горел желанием вытаскивать его из скорлупы. Так что, на Мэтта подобное поведение Ричарда произвело странное впечатление. А вот ситуация, в которой мы оказались -- просто наидерьмовейшее дерьмо, которое я когда-либо видел! Сначала Мэтт подумал, что ослышался или пропустил какую-то важную фразу. Но когда ему открылась вся тяжесть ситуации, Мэтт беспомощно повернулся к Саре.

Но девушка явно не понимала, что происходит. Влажные от слез глаза с надеждой смотрели то на Мэтта, то на Ричардса. А заодно, посмотреть где носит ваши задницы. И, ведь, не ошибся Крышка закрыта, -- правильно понял его слова Ричард, -- Связи тоже по-прежнему.

Мэтт заставил себя успокоиться. Он подошел к краю выступа и удостоверился, что гончие убрались. После этого, Мэтт вернулся к Саре и помог ей подняться. Думаю, гончие нас так просто не отпустят и будут искать другой путь.

Я же обещал, -- Мэтт снова крепко прижал к себе девушку Внезапно, динамики в шлеме будто взорвались. Сначала, какими-то шорохамии шумами, затем, пронзительным криком. Лишь чудом не оглохнув, Мэтт опознал голос Уолтера. Одновременно, ожил интерфейс лидера группы. Иконка Уолтера стала более тусклой и замигала красным цветом. Мэтт перебросил через плечо руку Сары и кинулся по направлению к "шкатулке".

Ричард быстро нагнал их и вырвался. Как ты как там? Держись, мы скоро будем! Чуть в штаны не наложил, а так в порядке! Мы почувствуем если что, -- вклинился в перебранку Мэтт.

История религии. Доисторические и внеисторические религии

Ричард обернулся и кинул на Мэтта недовольный взгляд. Зато, Уолтер зашелся громогласным хохотом, и даже Сара улыбнулась. Больше всего, эта штуковина походила на гигантскую непроницаемо-черную коробку, которая стояла под небольшим углом. Ее нижняя часть была вмурована в камень, а задняя касалась каменных "стен". Хотя, издалека больше казалось, что эта конструкция будто вырастала из скалы, являлась ее продолжением. Вообще, лицевая сторона этой коробки должна была быть приоткрытой, усиливая сходство со шкатулкой, но сейчас Мэтт не видел на ней ни единого зазора.

По краям коробки не пробегали светлые полосы, от нее не исходило низкого гудения -- даже на вид конструкция была абсолютно безжизненной. Когда они подошли ближе, то увидели Уолтера, который обходил "шкатулку".

Чуть в стороне от него на земле валялась какая-то бесформенная масса. Еще десяток футов и стало понятно, что это мертвое существо, подозрительно похожее на гончих. Такое же мощное фиолетовое тело в темных прожилках, шесть жилистых конечностей, которые заканчивались острыми когтями -- по одному на лапу.

Исключение, пожалуй, составляли только здоровенные жвала вместо вытянутых челюстей и Два огромных кожистых крыла, размах которых составлял без малого футов тридцать! Уж извини, времени вчитываться не. Эта тварь подкралась чересчур бесшумно и ударила мне в спину. Ричард приподнял и расправил крыло твари. В нескольких местах были заметны небольшие дырки с обожженными краями. Да и разве на них действует обычное оружие? Просто, до сегодняшнего момента, все были уверены, что от них нет никакого толка.

Вот, с этими игрушками никто и не забавлялся. Мэтт оставил Сару возле Ричарда, который увлеченно ковырялся с трупом. А сам подошел к Уолтеру и переключился на приватный канал.

И ты об этом прекрасно знаешь. Уолтер снова пожал плечами. Понадобится еще двадцать часов, прежде чем ее можно будет открыть. Скорее всего, потеря сигнала была связана как раз с ее закрытием. Тут написано, что для открытия крышки требуется какая-то энергия. Но вряд ли это относится к энергоподаче с той стороны.

Он коснулся гладкой поверхности из неизвестного материала. От места касания во все стороны начали расходиться волны.

С каждой новой волной вокруг ладони расползались какие-то дуги, черточки -- горизонтальные, вертикальные, наклонные. Но, стоило волнам утихнуть, как все эти символы сложились в простые и понятные слова. С этим была еще одна странность. Мэтт осознавал, что язык, на котором написано сообщение ему не знаком. Более того, его вряд ли можно встретить хотя бы на одной из планет Федерации.

Но шлем перевел его на родной язык Мэтта почти без задержки. Для возвращения необходимо 25 единиц измененной энергии. Добудьте их, либо дождитесь, пока нуль-транспортер не восстановит их самостоятельно. На подзарядку в этом случае потребуется: Только, в моем случае, она была изначальной. Может быть, они как-то связаны? Честно говоря, Мэтт ожидал, что Уолтер снова пожмет плечами или признается, что не имеет никакого понятия, но ответ его удивил.

Либо искать эту самую измененную энергию, либо, бежать и прятаться. А так как искать то, о чем мы не имеем никакого представления, полнейший абсурд, остается только Мэтт уставился на Уолтера непонимающим взглядом.

Тот самый, к которому мы вышли сначала. Там было несколько интересных тоннелей, которые по форме и внешнему виду очень похожи на лавовые трубки. Если это действительно так, есть хороший шанс выбраться на поверхность. В противном случае, всегда можно спуститься ниже. Может, там сильное излучение или непригодные условия.

Мэтт нахмурился -- замечание Уолтера было вполне резонным. Мэтт с Уолтером переглянулись, и, не сговариваясь, кинулись к Ричарду. Тот уже оставил в покое тело роббера и отошел от него в сторону футов на сто. Одну руку он прикладывал к шлему на манер козырька будто это помогало лучше видетьа другой махал кому-то впереди.

публикации - Skolkovo Community

Когда Мэтт подошел ближе и визор стабилизировал изображение, сердце забилось в бешеном ритме. К Ричарду что-то приближалось, и это определенно было похоже на человека. Но именно, что похоже. Такая же серебристая форма в виде глухого комбинезона с темно-синими нашивками. Однако большинство учеников и последователей Гегеля сделало вывод, что религия не может быть окончательным состоянием человеческого сознания.

Людвиг Фейербах высказывал убеждение, что так же как колдовство сменилось верой в Бога, так же и сама вера в Бога уступит место вере в человека, любовь к Богу — любви к человеку, как к абсолютной ценности.

Французский мыслитель Огюст Конт полагал, что религия — промежуточное состояние ума человечества в его движении к полноте познания. Высшей формой познания является знание не религиозное, но научное, когда происходит осознание высших сил как природных и подчинение их человеку. Подобным же образом определяли место религии и основатели марксизма. Человеку XIX — начала XX века льстила мысль, что именно в его время мир переходит из сферы религии в более высокую сферу науки.

Магией он стал называть то явление, которое Гегель определял как колдовство. Многотомные, исключительно богатые фактическим материалом, исследования Фрезера основаны на убеждении, что человек сам выдумывает себе богов. Религия возникает от непонимания действительности, от желания власти над природой без умения овладеть ею, от неумения отделить собственное сознание от бесчувственного мира и в результате — от наделения всего окружающего человеческими качествами разумности и воли.

Камень, дерево, дующий в определенном направлении ветер, животное — все они личности, скрывающие за материальной оболочкой мощную духовную природу. Так думают, по убеждению Фрезера, дикари, так считали и наши далекие предки. В сущности, Фрезер пытался объяснить современные великие религии выявлением в них древних магических оснований. Иначе объяснял появление религии другой британский ученый — Герберт Спенсер Соглашаясь с той же, идущей от Гегеля схемой исторического развития религиозности от магии к науке через религию, он объяснял само зарождение магии почитанием умерших великих предков.

К особо сильным и мудрым людям соплеменники продолжали обращаться с просьбами о помощи и после их смерти. Затем стали обращаться с просьбами к силам природы и природным явлениям, которые также одушевлялись. Имея опыт достижения поставленных целей в этом мире с помощью направленных определенным образом действий, люди и в вымышленный мир духов стали переносить эту же практику. Они стали пытаться подчинить своей воле не только материальные вещи, но и их духовные сущности.

Так, по мнению Спенсера, возникла магия, а из нее — религия, сохранившая традиции почитания сильных предков от глубочайшей древности. Близких взглядов придерживался и крупнейший английский антрополог и этнограф сэр Эдвард Бёрнетт Тайлор Он также полагал, что человек сам придумал себе религию.

Поэтому и смерть, от которой уже не оживают, стала представляться долгим обмороком, длительным отделением души, способной видеть сны, от тела. Отсюда возникает представление о бестелесной душе, и мир наполняется древним человеком множеством духов. Этот, первый период религиозности, Тайлор называл анимизмом от лат. Позднее многочисленных духов природных объектов и сил человек сводит в обобщающие образы богов сил природы. Так духи всех конкретных лесов и рощиц обретают новое лицо в боге леса, духи всех ветров — в боге ветра.

Из анимизма возникает политеизм, многобожие. Наконец, предельное обобщение политеизма приводит человека к убеждению, что есть только один Дух — Бог. Этот последний этап развития религии Тайлор называет монотеизмом — единобожием.

ЗНАКОМСТВА В TINDER / 10 ДЕВУШЕК ЗА 1 ЧАС / ЗНАКОМСТВА В ИНТЕРНЕТЕ

Поскольку религия возникла из ошибочного объяснения пограничных явлений, она, считал Тайлор, не вечна и отмирает по мере прояснения взгляда человека на окружающий его мир и на самого. Крупнейший исследователь влияния религии на общество, немецкий ученый Макс Вебертакже был убежден, что религия возникла из попытки овладеть силами природы, на что у первобытного человека еще не было реальных возможностей.

Еще более прикладное значение видел в религии французский социолог Эмиль Дюркгейм Исследовав жизнь аборигенов Австралии, Дюркгейм писал: Однако к тому времени, когда издал свою книгу Эмиль Дюркгейм, антропологами и палеоантропологами было собрано большое число фактов, доказывавших, что нет сообществ, где отсутствовали бы представления о Боге — Творце мира.

Английские исследователи Эндрю Лэнг и сэр Эванс-Притчард [19] указывали, что даже у самых примитивных народов есть знание высшего Бога, создателя и судии людей. А следовательно, мысль всего гегельянского религиоведения XIX века о том, что вера в духов предшествует вере в богов, а вера во многих богов — единобожию, — мысль эта не подтверждалась объективными научными фактами.

Так полагал, например, видный британский исследователь сэр Артур Эллис. Возражая ему, Эндрю Лэнг писал: Рэттрэем [21]тщательно изучившим религиозный мир одного из африканских экваториальных народов — ашанти и доказавшим, что вера в Бога-Творца никак не может считаться у этого народа заимствованной, она является неотделимой частью всех его верований.

В начале XX века были открыты и бесспорные признаки религиозной жизни доисторических людей, живших около тысяч лет назад, которые отнюдь не свидетельствовали однозначно о том, что древние жили только в мире духов. С середины х годов существуют два направления в изучении религий. Одни ученые вовсе отказались искать какой-либо смысл в религиозной жизни человечества. Религию они считают одним из проявлений жизнедеятельности народа.

Не интересуясь степенью объективности, подлинности религиозных устремлений, такие ученые исследуют с большой тщательностью формы религиозной жизни, будучи уверенными, что суть религиозного существования или непознаваема в принципе, или вовсе отсутствует.

Одна из крупнейших религиоведческих школ Запада, так называемая Лейденская школа журнал — Numenорганизованная в старинном нидерландском городе Лейдене, исходит именно из этого принципа. Близкий к Лейдену крупнейший ассириолог А. Оппенхейм убежден, что человек современности не может понять древней веры ибо все его понятия, цели и ценности иные. Поэтому следует довольствоваться описанием отдельных религиозных фактов, но всячески избегать обобщений. Мовинкель, категорически возражал против выяснения смысла того или иного религиозного понятия с помощью привлечения сравнительного материала из иных верований, из религий других народов.

Суть этих мнений состоит в том, что в религии нет на самом деле объекта, к которому, по-разному, но стремятся различные народы и цивилизации.

Поскольку религия — это средство без цели, предполагают такие ученые, оно не может быть понято через цель. Ее можно понимать исключительно из самой. Представим на минуту, что мы ничего бы не знали о предназначении автомобиля. Огромное многообразие легковых и грузовых машин, цементовозов, бензовозов, броневиков мы бы изучали с точки зрения соответствия деталей, частей внутри той или иной машины, сравнивали бы роды машин по величине и сложности, по использованным в них материалам, но при этом автомобиль так и остался бы для нас неотличимым по сути от трансформаторной будки или ткацкого станка, поскольку мы не знаем главного предназначения автомобиля — ездить и перемещать в пространстве людей и грузы.

Обретя это основное знание, мы тут же обретем и право на сравнение автомобилей друг с другом, тут же поймем логику развития автомобилестроения. Боязнь сравнения, сопоставления, выстраивания причинно-следственных рядов в истории религий — указание на то, что ученые, поступающие так, думают, что цель религиозной жизни субъективна и иллюзорна. Если XIX век пытался покончить с религией, ища дорелигиозное общество или, по крайней мере, общество, в котором верят еще только в духов, но не в Бога-Творца, то XX век избрал для этого иной путь.

Иная традиция современного религиоведения имеет давнюю предысторию. Шлейермахер [24]тонко проанализировав мир человеческих чувств, показал, что основа религиозности — личное внутреннее переживание человека. Наша смертность, уязвимость, а также чувство справедливости, голос совести и, наконец, трепет перед всемощностью. Сумма этих чувств различно переживается разными людьми. Как и в музыке, и в поэзии есть натуры особенно глубоко одаренные, но практически в каждом человеке и, безусловно, в каждом народе есть поэтический и музыкальный строй, поскольку гармония звука и гармония слова — объективная реальность, так и богоприсутствие в человеке — объективная реальность, убежден Шлейермахер, поскольку реален Бог.

Чувства, переживаемые человеком в непосредственном богообщении и породили религию. Собственные отличия от конкурентов Леви видит в реализуемой бизнес-модели. Ее компания Леви предоставляет школам бесплатно, монетизируя трафик за счет дополнительных сервисов, магазина приложений и рекламных контрактов с партнерами. Этот будет стоить родителям руб. В NetSchool предусмотрено 10 типов пользователей, включая директора, завуча, психолога, специалиста по кадрам и медицинского работника.

Размер выручки и оборот компания не раскрывает. Леви говорит, что в г. А исчисляться в десятках миллионов, по его прогнозам, будет уже с г. Леви полагает, что к г. На этом рост сети в России фактически завершится. Заглянут за рубеж Расширять горизонт Леви планирует за счет международной экспансии.

Уже сейчас компания через партнеров вышла на рынок Украины, подключив несколько тысяч школ. По словам Леви, есть интерес и в других странах.

Схема работы в этом случае проста: